+7(495) 662–5678, +7(903) 018–3793

    Снегурочка

    Большой театр

    опера-сказка

    Продолжительность 3 часа 45 минут с 2-мя антрактами

    Оформление заявки на билеты
    Имя *: Телефон *:

    дополнительные поля
    E-mail Комментарий к заказу: (время для звонка и пр.)

    Заказ билетов при помощи on-line формы производится круглосуточно, с Вами обязательно свяжется наш оператор.
    Забронировать билеты можно напрямую по телефону +7 495 662-5678 в рабочие дни с 09:00 до 21:00 и в выходные и праздничные дни с 10:00 до 18:00.

    В стоимость заказанных билетов включены услуги по бронированию и она может отличаться от номинальной цены билета, в зависимости от популярности события .
    При отмене события возврат билетов производится непосредственно организатору, стоимость услуг доставки и бронирования не возвращается.

    Снегурочка

    "Снегурочка" - идеальный подиум для представления электронной мощи сооружения: в монументальной пантеистической опере Римского-Корсакова заложены все возможности для зрелища, какого не бывало. В ней вагнеровская эпичность и размах языческих празднеств, самоистязание русской лирики и экзотика фантастической страны берендеев. В ней ворочаются космические силы, движутся планеты и звезды, чередой проходят времена года. Эта опера дивно красива по музыке, но почти никогда не удается в театральном воплощении: солнечный гений Римского-Корсакова не менее загадочен, чем сумрачный Вагнера, - монументальность сюжетов делает спектакли усыпительно громоздкими.

    То, что придумал молодой постановщик Дмитрий Белов, точнее всего назвать чарующими картинами. Это спектакль гипнотический, и он воспринимается скорее по законам дискотеки, нежели театра. Дискотека вгоняет в транс, когда музыка сама по себе перестает быть содержательной и выполняет функцию физиологического допинга. Нет ничего более противоположного раскаленной попсе, чем замороженная мелодика "Снегурочки", но механика воздействия приблизительно та же: надо уснуть с открытыми глазами и воспринимать музыку так, как ее воспринимает растение, - ориентируясь на свет и ритмические колебания воздуха. Огромная сцена уютного зала отдана роскошному шоу. Пройдя хорошую школу Екатеринбургской оперетты и нашумевших московских мюзиклов, Белов знает, чем поразить воображение: невиданная светоцветовая палитра спектакля как раз и составляет обещанный эксперимент на оперной сцене. Здесь компьютерные фоны, которые способны мерцать и перетекать из тьмы в слепящий свет, становиться глубокой заводью или микрокосмосом лесной поляны, а также бездонным небом с вполне реальными облаками. Ранее такое достигалось корявыми средствами кино: склеенная в кольцо прыгающая и сильно исцарапанная пленка напоминала о несовершенствах бытия. Это все было - значит, эксперимент состоит в успешном приспособлении к старым задачам ультрасовременных технологий. Результат превзошел ожидания.

    Солисты, хор и даже балет Большого театра стали элементами циклопической мозаики, наподобие фигурок спортсменов, которыми в сталинские времена на стадионах выкладывали марсианские узоры. Фантастические костюмы Марии Даниловой то мерцают лоскутками импрессионистических мазков, то застывают серебристыми волнами, и тогда фигуры статистов становятся подобны древнеримским статуям; вся эта масса живописного тряпья вспыхивает под лучами световых пушек, заливая сцену то золотом, то багрянцем. Это та цветомузыка, о которой мечтал другой русский гений, и даже та, о которой он мечтать не смел.

    Художник спектакля Алла Пикалова воссоздавала Рериха с его попытками разгадать "Снегурочку". Рерих обогнал время: пиксельные ячейки мозаик, светящиеся платформы-небоскребы, возносящие действие едва ли не под колосники, вполне соответствуют компьютерной стилистике - на основе спектакля теперь можно сделать увлекательную бродилку с чудищами опять же под музыку Римского-Корсакова. Возможно, здесь будущее возрождение оперы как популярного действа: в каком еще жанре задействовано абсолютно все, что придумало человечество для утешения глаза и духа? Наиболее яркой (в том числе и по костюмам) фигурой уже не впервые в этом сюжете оказалась сладострастная Купава, в которой бурлит языческое начало вплоть до неистребимого габтовского вибрато, когда выписанная в нотах мелодия становится почти неузнаваемой (Елена Зеленская). Сама же Снегурочка у Елены Брылевой оказалась неожиданно теплой, совсем не замороженной; когда она жалобно поет свое "Как больно здесь!" - на тающую, готовую каждый миг прерваться ноту зал откликается давно забытым в оперном жанре чисто фабульным сочувствием. Сама сцена таяния душераздирающе красива и передает щемящее чувство неотвратимости как весны, так и смерти: световое мерцание делает хрупкую фигурку героини прозрачной, на сцене успешно достигается тот самый эффект, который доселе был принадлежностью американских фильмов ужасов: только что живой человек оплывает и растекается лужицей.

    В московскую ночь уходишь как после волшебного сна.




    Январь
    ПнВтСрЧтПтСбВс
    22232425262728
    2930311234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    ПнВтСрЧтПтСбВс
    Февраль